lunedì 19 agosto 2019

Интервью с поэтом и писателем Габриэле Тинти

В начале августа в Риме, несмотря на то, что это "мертвый сезон", состоялось событие, которое не осталось незамеченным и было освещено всеми главными средствами массовой информации. Речь идет о первом за последние два года публичном появлении и выступлении известнейшего американского актера, обладателя двух Оскаров Кевина Спейси, после того как с него были официально сняты обвинения в сексуальных домогательствах и дело закрыли за отсутствием улик.

В качестве повода для появления послужило прочтение актером стихов итальянского писателя и поэта Габриэле Тинти в Риме в Palazzo Massimo alle Terme, одном из филиалов музея Museo Nazionale Romano.


Слева направо: Кевин Спейси и Габриэле Тинти

Подмостком послужил зал, в котором находится один из главных шедевров музея - греческая бронзовая статуя "Кулачный боец" (I век до н.э.), которая, собственно, и была источником вдохновения для поэта Тинти: "Стоя перед этой статуей, я не мог не воспеть всю хрупкость, одиночество, тяжесть жизни.... Боец сидит, весь в ранах, истекая кровью. Мы не знаем с точностью, что означает его повернутая в сторону голова и его взгляд. Возможно, он слушает вердикт арбитра? Или вызов к новому бою? Или это взгляд, брошенный толпе? Или немой вопрос Зевсу в поисках ответа? Этот взгляд и жест, вызвавшие столько версий, создали ауру тайны и поэзии вокруг этого шедевра."



Заранее о событии практически никто не знал, во время выступления присутствовала буквально горстка людей, поэтому оно стало еще большим сюрпризом. Безусловно, событие это особенное и заслуживающее внимания. Тем более, что во всей суматохе вокруг этого неожиданного появления Спейси как-то совсем мало говорилось о самом поэте. Поэтому я решила связаться с Габриэле и задать ему несколько вопросов о его творчестве, об этом и других его проектах.

Первый вопрос, естественно, касается недавнего выступления Кевина Спейси в Риме. Вы подозревали, что это провокационный, смелый выбор, который вызовет большой резонанс в прессе и даже осуждение? Какова была реакция присутствовавшей публики и самого актера?
Да, я знал, что это будет нечто грандиозное, что вызовет большой интерес масс-медиа. Я связался с Кевином Спейси и представил ему мой проект. Идея дать голос античной статуе, подарить ей новую жизнь, тому, что осталось от нашего прошлого, сразу же пришлась Кевину по душе, найдя отклик в его чувствительной натуре и глубокой любви к искусству. Его щедрость и желание воплотить в жизнь этот проект сделали свое дело и упростили задачу.



Зрители остались под впечатлением, Спейси любят и восхищаются его талантом. Со своей стороны он остался доволен этим сотрудничеством. Он посвятил этому проекту всего себя, подтвердив свое мастерство и профессионализм. Без сомнения, это один из величайших актеров нашего времени. Для меня стало честью и большой привилегией его согласие прочитать мои стихи, я счастлив, что они нашли свое воплощение именно в его голосе.


Что Вы вообще думаете обо всей этой истории, в которую оказался вовлеченным Кевин Спейси?
Я всегда был на стороне "козлов отпущения". Все это конформистское движение и мобилитация против Спейси, который на самом деле, как сказал бы Рене Жирар (французский философ, культуролог, литературовед - прим.авт.), "жертва феномена миметической инфекции", просто ужасно.

Помимо Спейси Вы работали со многими другими известными актерами (Джо Мантенья, Роберт Дави, Франко Неро, Мартон Чокаш, Луиджи Ло Кашо, Алессандро Абер, Энрико Ло Версо и многие др. - прим. авт.). Какое выступление Вам больше всего запомнилось?
Это последнее со Спейси, по разным причинам.

Вернемся к истокам. Как возник Ваш интерес к литературе и поэзии? Как Вы стали поэтом, когда решили, что писать - это Ваше ремесло?
Мой интерес к поэзии зародился из моих неразрывных, почти навязчивых отношений со словами, из моей ненасытной любви к книгам и чтению и из моих страданий в связи с этим. Однозначно, я не стал писать благодаря школьной программе или курсу в университете. Поэзия - это не упражнение, не домашнее задание, это проклятие, наказание, приговор и в то же время сладчайшее, несравненное чувство освобождения. По крайнем мере я именно так, раздвоенно и ярко, вижу и живу эту форму искусства и самовыражения.

Ваши любимые писатели и поэты? И кто Вам нравится из современников?
Архилох, Анакреонт, Леопарди, немецкие поэты-романтики, из русских Сергей Есенин, Александр Блок, Владимир Маяковский. Мой выбор - это узкий круг гигантов. Все остальное меня не интересует.

Когда Вы пишите, от чего Вы обычно отталкиваетесь? Что Вас вдохновляет? Вы ждете вдохновения или же писать - это ежедневный труд?
Моя поэзия - это монолог, защита от смерти. Это движение, которое берет начало из желания спастись, уцелеть, жить в словах. Повод, который дает начало, очень важен, это может быть что-то из окружающей реальности, из искусства, что-то во мне, фантазия, с которой все начинается.

Несколько слов о Ваших следующих проектах? Планируется ли выход новой книги?
У меня запланированы два чтения с моим другом Мартоном Чокаш, одно в Риме в сотрудничестве с ассоциацией Tevereterno, другое в Венеции в сотрудничестве с Palazzo Grimani и Polo Museale del Veneto.

Моя следующая книга должна выйти в феврале-марте 2020, это будет сборник моих стихов с фотографиями Роджера Баллена.

Ваши отношения с Римом?

Я не живу в Риме, и все же это мой дом. Это город, который я люблю и знаю. Я до сих пор помню ощущения, которые я испытал, когда впервые увидел древнеримский Форум, руины, останки древней цивилизации. Как бы далеко я не уезжал, в итоге я все равно всегда возвращаюсь сюда, это центр притяжения моего мира.

Ваши любимые адреса в Риме?
Составлять списки всегда очень сложно, особенно если речь идет о Риме, но я попробую. Не могу не упомянуть Museo Nazionale Romano и его филиалы (обязательно посетите театр в Palazzo Altemps!), Musei Capitolini, Museo Centrale Montemartini, конечно же, Пантеон и Форум.

Когда я жил в Риме, еще совсем мальчишкой, я все время крутился в районе piazza San Giovanni и piazza Re di Roma, это места, оставшиеся в моем сердце.

Из еды я предпочитаю простые блюда, поэтому среди ресторанов упомяну La Campana и La Matriciana dal 1870.

Фотографии - courtesy Mauro Maglione

Для связи с Габриэле Тинти:
web site 
страница Facebook  
Instagram
Twitter
YouTube

0 commenti::

Posta un commento