sabato 24 giugno 2017

В гостях у Густаво Ачевеса

С Густаво Ачевесом мы познакомились в Риме в феврале, во время презентации объемного каталога "Gustavo Aceves. Lapidarium", опубликованного издательством Palombi Editori в честь его выставки Lapidarium. Во время той презентации у меня была возможность поговорить с Густаво и попросить его дать интервью для блога Rome insider. И вот, спустя несколько недель мне звонит сам Густаво и приглашает к себе домой в город Пьетрасанта на выходные, чтобы поговорить и сделать фото. Сказано - сделано!


Слева направо: Яна Некрасова, Хосе Луис Гутиеррец, Айме Хоффманн, Густаво Ачевес


Краткая биография: Густаво Ачевес родился в Мексике в 1957 году. Он не заканчивал никаких специализированных художественных школ и считает себя самоучкой. Начинал как художник и только в дальнейшем занялся скульптурой. С 1970 года его работы начали выставляться во всем мире, в том числе в Museo del Palacio Bellas Artes в Мехико, на Biennale в Венеции и Пекине. В течение некоторого времени жил и работал в Париже, в 2012 году переехал в Италию в город Пьетрасанта.

Пьетрасанта еще называют Городом Искусства. Неслучайно, потому что в этом небольшом городке в Тоскане живут и работают многие художники и скульпторы, со времен Микеланджело и до наших дней. Здесь много мастерских и литейных, в которых работают мастера, без которых скульпторам порой просто не обойтись. Сегодня этот город - самый настоящий музей под открытым небом, здесь повсюду представлены творения Игоря Миторая, Фернандо Ботеро, Кана Якуда и многих других.





Густаво впустил нас в свою жизнь, как будто мы старинные друзья, знакомые тысячу лет. Бывает так: встречаешь человека и кажется, что знаком с ним всю жизнь, так с ним легко и просто общаться. Все дело в химии, наверное. С Густаво все было легко сразу же. Он - радушный, гостеприимный, щедрый, с чувством юмора. У него манеры настоящего джентльмена, которых сегодня так не хватает многим. Элегантный. Когда мы встретились (конец апреля), он уже был очень загорелый. Его шарф лазурного цвета и льняной костюм только еще больше подчеркивали его загар. Видно, что Густаво - солнечный человек, любящий жизнь. Он напомнил мне героев великих латиноамериканских классиков.


Густаво Ачевес

Когда мы встретились, он был в прекрасном настроении, несмотря на сломанную руку в гипсе. "Пока мне гипсовали руку, я подумал, как же у этих докторов это топорно получается", - заявил он с улыбкой.

Встретил он нас в своем уютном доме, наполненном солнцем, в нескольких метрах от моря, с прекрасной лужайкой, по которой без устали бегал Леон, веселый и любопытный эрдельтерьер. "Собака моей дочери, но она уехала и теперь мне приходится им заниматься."



До этого мы побывали у него в студио, куда нас сопроводили его PR Айме Хоффманн и его сотрудник и художник Хосе Луис Гутиеррец. Расположено оно в огромном ангаре, где чувствуется особая, волшебная энергетика. Здесь находятся макеты всех скульптур, их части, модели, формы, по которым отливают статуи, от миниатюрных до огромных. Все замерло в ожидании возвращения скульптора, и в то же время кажется, что все здесь живое.











Дома Густаво угостил нас просекко и мы начали наш разговор, просто и по душам. Назвать это настоящим интервью нельзя, слишком все было задушевно и по-дружески искренне, порой без прикрас.


Густаво, как рождаются идеи? Творчество это ведь не только инстинкт, это еще и способность уловить, прочувствовать на интуитивном уровне то, что витает в воздухе?
Я приведу тебе вот такой пример. Когда меня пригласили участвовать на Biennale в Пекине, я был в Париже. Мы встретились с директором Biennale в Cafè Le Procope, самом старинном ресторане Парижа. После встречи я думал о том, что бы я мог представить на Biennale. Мне на ум случайно снова пришел Le Procope, который в эпоху Просвещения был центром для встреч литераторов и философов, интеллектуалов того времени. Так, я соединил все эти элементы, ресторан, интеллигенцию, права человека и Китай, и тогда у меня родилась идея. Мое полотно называлось Dichiarazione Universale dei Diritti Umani (Универсальная декларация человеческих прав), где декларация была написана иероглифами. Так что, можно сказать, что любой проект имеет чисто интуитивную сторону в момент своего зарождения, или даже дозу случайности. 

Несколько слов о том, как появился проект Lapidarium. 
В 2008 году Франческо Буранелли, бывший директор Музеев Ватикана и советник по культуре при Ватикане, находился в Пекине на конференции по искусству и религии. Он был в моем отеле и увидел одно из моих полотен, посвященное христианским мученикам. Он был свидетелем допросов, которые устроила мне китайская полиция из-за этого произведения, так завязалась наша дружба, и когда Ватикан решил впервые принять участие в Biennale di Venezia, Буранелли составил группу из пяти художников, в которую включил и меня. 

Потом мы снова встретились с ним в Париже, где я тогда жил и работал. Я начал подумывать о произведении для Венеции. Покровителем Венеции считается Святой Марк, я прочитал о его жизни. Он основал христианскую церковь в Александрии в Египте, а его мощи хранятся в Венеции. Я посетил эти места, и в Александрии я увидел одну прекрасную лодку. Затем я подумал о самом главном монументе Венеции, о соборе Святого Марка, где хранятся мощи святого и фасад которого украшает четверка коней, квадрига. Все это послужило основой для проекта Lapidarium. 

Изначально, находясь в Париже, я не знал, куда вся эта затея меня приведет. Я и мои помощники начали соединять фрагменты лодок, изученных в Военно-морском музее, со скелетами доисторических животных из другого музея. В процессе нам пришла идея кораблекрушения, что в свою очередь привело к мыслям о Лампедузе и беженцах. 

Мы начали делать наброски, но довольно быстро стало ясно, что рисунка было недостаточно для этого проекта, нужно было что-то объемное, скульптура, чтобы передать идею. И тогда мы поняли, что единственным местом, где можно было реализовать этот проект, является Италия. Так я и моя команда переехали в Италию в город Пьетрасанта, где проект получил развитие.




Посольство Мексики помогало вам в развитии этого проекта?
Нет, мы - аутсайдеры, мы занимались развитием проекта, всех его аспектов, самостоятельно. Потом, позже, пришла официальная поддержка со стороны Посольства, без которой, конечно же, не обойтись в таких важных проектах. Так было в Берлине, так было в Риме и, надеюсь, так будет и во время следующего этапа. 

Как родилась Ваша страсть к искусству? В семье были художники или какое-то событие подтолкнуло Вас к этой карьере?
Я не посещал никаких специализированных школ, но я много путешествовал, в том числе и по Италии. В частности во Флоренции и Венеции. Я - самоучка, я учился, посещая музеи и изучая работы великих мастеров. 

Есть ли среди них кто-то, на кого Вы равняетесь или равнялись?
Сложно ответить на этот вопрос, потому что каждый период имеет важные фигуры,  которые откладывают отпечаток, каждая по своему. Безусловно для меня стала важной культурная подготовка в Италии и фламандская школа. 

Спустя некоторое время мы пошли на обед в рыбный ресторан, на морском побережье, где разговор стал еще более дружеским и веселым. Наверняка этому поспособствовали отличная кухня и вино! Мы ушли оттуда самыми последними. Поначалу я все записывала, о чем мы говорили, пыталась запомнить, но потом перестала это делать, слишком много и слишком личное было сказано за обедом.

Густаво, Вы скучаете по Мексике?
Я уже очень давно там не живу и время от времени скучаю по моей Родине, но я бываю там хотя бы один раз в году. Больше всего, как обычно, скучаю по семье и еде (смеется - прим. авт.). Я обязательно вернусь туда для заключительного этапа Lapidarium, который пройдет в Теотиуакане, древнем городе ацтеков. Я уже работаю над этой финальной частью выставки. В Теотиуакане была многонациональная культура, там жили многие народы, это был важнейший центр Мезоамерики. Изначально я думал представить последний этап на El Zócalo, центральной площади Мехико, но не был на 100% уверен в правильности этого выбора. И тут случается метафизическая история. Мне просто приснился ночью Теотиуакан и меня буквально осенило, что финал выставки должен быть организован именно там. После испанского нашествия Теотиуакан был полностью разрушен и только в XIX веке там были начаты раскопки и реставрационные работы. В течение 500 лет после разрушения там никогда не было организовано ничего подобного, только кое-какие свето- и музыкальные спектакли, шоу, но ничего по-настоящему серьезного. 

А как Вам живется в Италии, после Парижа, нравится?
Я предпочитаю Париж, но если бы я должен был выбрать какую-то другую страну, то безусловно только Италию.

Ваши отношения с Римом? Вы часто там бываете?
С Римом я не так сильно связан. Не считая поездок, связанных с выставкой, я там и не бываю почти сейчас. Хотя должен признать, что у меня сложились очень хорошие отношения с городской администрацией по культуре, иначе было бы невозможно организовать установку моих скульптур на Траянском рынке и у Колизея. 

И потом, где еще можно найти такую уютную площадь как piazza del Fico, где люди играют в шахматы под открытым небом. Я очень люблю шахматы, поэтому мне это место очень нравится. И мне нравятся римляне.


Я видела много книг у Вас дома, догадываюсь, что вам нравится читать. Какой жанр Вы предпочитаете?
Да, мне нравится читать, но у меня нет определенных предпочтений. Мне уже как-то задавали этот вопрос, и я не знал, что ответить. Мой выбор зависит от дня, часа, недели, от моего душевного состояния. Бывает, я читаю несколько книг одновременно, например, на выходные что-нибудь из художественной литературы, а в течение недели короткие эссе, очерки. 

Как насчет e-books?
(Смеется - прим. авт.) Я старый, предпочитаю Гутенберга!

Затем мы направились на пляж, где были представлены несколько скульптур Густаво, которые местные жители и туристы активно фотографировали, рассматривали, трогали. Кто-то даже пытался на них взобраться, чтобы попозировать для фото. Густаво был не очень этому рад: "Завтра же попрошу городскую администрацию убрать их отсюда, это произведения искусства, а не парк развлечений. В таком контексте они теряют свое значение, смысл. Зимой, когда на пляже было мало людей, скульптуры выглядели совершенно по-другому, более внушительно, впечатляюще."






Для Вас важнее, чтобы Ваша идея была понята тем, кто смотрит на Ваше произведение, или же достаточно того, что оно вызывает у человека эмоции, не обязательно связанные с Вашей изначальной идеей?
Отвечу на этот вопрос вот этой газетной вырезкой. Во Флоренции прошла моя выставка, в Cappelle Medicee della Basilica di San Lorenzo. Я представил там инсталляцию, лодку с 12 персонажами. После этого вышла статья с заголовком "I migranti hanno il volto di Gesù" ("У беженцев лица Христа"), который точно передал мою идею. И я был рад, что журналист понял мою задумку, мою мысль без моих пояснений, а просто увидев мое произведение. 

Я спросила Густаво, не грустно ли ему расставаться со своими творениями, отпускать их. "Ты рассуждаешь как женщина, у тебя материнский взгляд, как будто это дети. Для меня это не дети, а просто мои творения."




Когда проект будет завершен, что станет со скульптурами?
Пока я еще не знаю, я был бы рад, если они останутся неразделенными, единым целым. Я чувствую себя ответственным за это произведение, в том числе и по отношению ко всем, кто принял участие в его создании в эти годы, отложив в сторону свои личные проекты. 

Одним из возможных вариантов могло бы стать, если все скульптуры будут приобретены каким-нибудь культурным фондом и размещены в музее, уже существующем или созданном для них специально, чтобы все желающие могли их увидеть. Я был бы счастлив, если такой шаг сделало бы правительство Мексики. 


Этот длинный день мы завершили на центральной площади города, переполненной в субботний вечер. Мы разместились за столиком бара Pietrasantese на аперитив, где продолжили разговор до самой ночи, разговор о прошлом, о настоящем, о будущем. Об Одиссее и его путешествиях. Об Италии, Франции, Мексике. О семье и друзьях. О жизни.

Нет, это не было обычным интервью. Но это был незабываемый день в компании талантливейшего художника и скульптора, который проявил себя как прекрасный человек, настоящий, сильный и слабый, с множеством идей, глубокий, щедрый, готовый поделиться с некоторыми фактами, историями, мыслями, моментами из своей жизни и своей работы.

Фотографии - Антонио Де Паолис

страница Facebook

0 commenti::

Posta un commento